Ян геннадьевич мойсюк

Posted by

Ян геннадьевич мойсюк



Доктор медицинских наук, профессор, заслуженный врач Республики Саха (Якутия)

Родился 28 марта 1960 года в Москве. Отец – Мойсюк Геннадий Николаевич (1922 г. рожд.). Мать – Мойсюк Бронеслава Михайловна (1922 – 2007).

Оглавление:

Супруга – Мойсюк Галина Юрьевна (1956 г. рожд.). Приемный сын – Иван (1978 г. рожд.). Дочь – Екатерина (1982 г. рожд.). Сын – Леонид (1987 г. рожд.). Внучка – Даша (2003 г. рожд.). Внук – Максим (2005 г. рожд.).

В семье Яна Геннадиевича никогда не было медиков. Его родители, инженеры-конструкторы, всю свою жизнь посвятили авиастроению. Оба окончили Московский авиационный институт, затем работали в самых разных конструкторских бюро. Дед по линии матери, в семье которого воспитывался Ян, был известным в Москве строителем. Старший брат Яна, прирожденный биолог и натуралист, тоже начинал как строитель, но затем, оставив хорошую работу и квартиру в столице, уехал с семьей в Карелию, где занимается рыбоводством и охотоведением. Родители Яна в годы Великой Отечественной войны были участниками трудового фронта. После войны они работали в КБ самых известных в стране авиационных конструкторов: С.А. Лавочкина, А.Н. Туполева, А.И. Микояна. Последнее место работы Геннадия Николаевича – конструкторское бюро ракетно-космических систем В.Н. Челомея, где он участвовал в создании ракет стратегического назначения и орбитальных космических станций, за что был удостоен государственных наград. А последнее место работы инженера-конструктора Бронеславы Михайловны, матери Яна, – КБ Микояна, проектировавшее известные во всем мире истребители МиГ.

В московской школе № 167, где учился Ян, он был примерным и прилежным учеником. С большой охотой занимался рисованием, посещал художественную школу, собирался поступать в Строгановское училище. Но Яну суждено было стать известным трансплантологом, а не художником. В 1975 году восьмиклассник Ян Мойсюк случайно посмотрел фильм «Степень риска» по книге выдающегося кардиохирурга Н.М. Амосова, заставивший его просто влюбиться в медицину, причем с первого взгляда. Он разыскал и прочитал книгу, по которой была снята лента, стал выписывать журнал «Наука и жизнь», собирать научно-популярную, а затем и специальную литературу по медицине. После прочтения трилогии



Ю.П. Германа о медиках «Дело, которому ты служишь», «Дорогой мой человек», «Я отвечаю за всё» увлечение медициной приобрело вполне осмысленный и целеустремленный характер. Рисование было заброшено. Ян стал уделять гораздо больше, чем того требовала школьная программа, внимания изучению близких к медицине предметов: биологии, химии, анатомии. Он побеждает на Всесоюзной олимпиаде школьников по биологии. Матери, не разделявшей его увлечения, это не нравилось. Ее подруга, врач, с которой она поделилась своими сомнениями относительно увлечения сына, предложила «вылечить» его от медицины. Мол, возьму его с собой на дежурство – посмотрит на кровь и страдания больных и о медицине забудет. Ян Геннадиевич до сих пор помнит свой первый день свидания с будущей профессией. Это было весной 1975 года. В последующем на дежурства в операционный блок городской больницы № 52 он стал ходить без всякого приглашения в свободное время и в каникулы. Мыл там полы, инструменты, участвовал в операциях, вскоре познакомился с сотрудниками Института трансплантации органов и тканей, который базировался в больнице. «К институту прикипел еще со школьных лет», – говорит Ян Геннадиевич.

В 1977 году, окончив школу с золотой медалью, сразу и легко поступил на лечебный факультет 1-го Московского медицинского института имени И.М. Сеченова. Во время учебы проявлял особый интерес к пересадке органов, целенаправленно изучал специальную литературу, участвовал в операциях, осваивал хирургические манипуляции. Большое внимание будущему специалисту уделял П.Я. Филипцев, которого Ян Геннадиевич считает своим первым учителем и наставником в медицине. Красный диплом врача он получил в 1983 году.

В 1984 году по приглашению, а скорее, просьбе своего учителя П.Я. Филиппцева, только что возглавившего отделение трансплантации почки в Московском областном научно-исследовательском клиническом институте (МОНИКИ) имени М.Ф. Владимирского, Ян Мойсюк поступает в хирургическую интернатуру этого института. Уже на четвертый день П.Я. Филипцев отправляет молодого врача делать операцию по пересадке почки самостоятельно. С 1986 года после прохождения интернатуры Ян Мойсюк работал врачом-хирургом, затем младшим научным сотрудником. В 1987 году под руководством П.Я. Филипцева он защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук на тему «Биопротезы из вены пуповины человека в качестве артерио-венозных фистул для гемодиализа».

В апреле 1987 года Яну Геннадиевичу предлагают перейти в НИИ В.И. Шумакова, где незадолго до этого была проведена первая в Советском Союзе успешная операция по трансплантации сердца. Предложение было принято, так как молодому ученому хотелось попробовать себя на других направлениях трансплантологии, заниматься пересадкой не только почки. К тому же он возвращался в институт, с которым, как и с его директором академиком В.И. Шумаковым, был хорошо знаком с отроческих лет. Первые два года он работает старшим научным сотрудником в лаборатории консервации и типирования органов. Яну Геннадиевичу была поручена задача развития нового направления – мультиорганного донорства.

1989 год – еще одна серьезная веха в биографии Я.Г. Мойсюка как хирурга-трансплантолога: стажировка в США в рамках программы Министерства здравоохранения СССР по обмену молодыми специалистами. О четырех с половиной месяцах, проведенных в США, в Институте Томаса Старлза в Питсбурге, в учреждении, являвшемся Меккой трансплантологов всего мира, он вспоминает до сих пор. А американского хирурга Т.Е. Старлза, сделавшего первую в мире пересадку печени еще в 1963 году и по праву считающегося основоположником мировой трансплантации, – одним из своих учителей. За тот год в институте было сделано около 700 трансплантаций печени! За непродолжительный срок стажировки он прошел интенсивный тренинг, ставший для него серьезным профессиональным заделом на всю последующую жизнь. Сегодня, сравнивая профессионализм зарубежных и отечественных специалистов, Ян Геннадиевич говорит, что проблема наших трансплантологов заключалась и заключается отнюдь не в их подготовке, а в недостатке финансирования и в отсутствии необходимых технологий. Американцы заметили энергичного Мойсюка и предложили поработать в США за рамками программы стажировки. Он отказался…

По приезде Я.Г. Мойсюк получает неожиданное поручение академика В.И. Шумакова: возглавить в институте отделение трансплантации почки. Неожиданным оно было по той причине, что отделением долгие годы заведовал прекрасный специалист профессор Э.Р. Левицкий. Назначение состоялось в 1990 году. С приходом Я.Г. Мойсюка в отделении резко увеличилось количество пересадок почки, в феврале 1990 года В.И. Шумаковым, Я.Г. Мойсюком выполнена первая в СССР успешная трансплантация печени. В 1991 году за внедрение в клиническую практику метода ортотопической трансплантации печени Я.Г. Мойсюк был удостоен серебряной медали ВДНХ СССР. В 1992 году на основе собранного опыта он защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук на тему «Мультиорганное донорство в клинической трансплантации».



С 1999 года по его инициативе активно развивается направление пересадки почки от живого родственного донора. К теме трансплантации печени, которая стала сегодня предметом его основных интересов, он возвращается после длительного перерыва в 2000 году. Ян Геннадиевич собрал под своим началом хорошую команду перспективных и способных молодых хирургов. В 2005 году она успешно провела 4 операции, в 2006 году – 11, а за первые пять месяцев 2007 года – уже 10.

В настоящее время Я.Г. Мойсюк является одним из ведущих в стране специалистов в области трансплантации почки и печени. Он имеет высшую врачебную категорию по специальности «хирургия». В январе 2000 года утвержден в ученом звании «профессор» по специальности «трансплантология и искусственные органы». При его непосредственном участии осуществлялись подготовка, организация и клиническая реализация программ мультиорганного донорства и трансплантации печени. Ян Геннадиевич лично выполнил более 1000 операций трансплантации почки, более 30 трансплантаций печени. Основные направления научных исследований Я.Г. Мойсюка и возглавляемого им коллектива включают: разработку новых материалов и вариантов хирургической техники создания сосудистых доступов для проведения гемодиализа; совершенствование хирургических технологий мультиорганного изъятия у донора, трансплантации почки и печени, повторных, реконструктивных операций на почечном трансплантанте; изучение вопросов консервации органов, профилактики их ишемических и реперфузионных повреждений, иммунологического и морфологического посттрансплантационного мониторинга; создание, апробация и оптимизация режимов применения новых иммунодепрессантов.

Ян Геннадиевич успешно передает свой опыт и знания врачам, аспирантам и научным сотрудникам. Под его руководством успешно защищены 13 диссертаций на соискание ученой степени кандидата медицинских наук, идет работа по утвержденным темам еще над шестью кандидатскими и тремя докторскими диссертациями. Много внимания он уделяет подготовке кадров для региональных центров трансплантации, проводит выездные операции и консультации. При его непосредственном активном участии осуществлены первые операции и созданы центры трансплантации почки в Хабаровске, Ульяновске, Якутске, Иркутске, Оренбурге, Белгороде, Воронеже и в других городах России. В 2002 году он удостоен звания «Заслуженный врач Республики Саха (Якутия)».

Я.Г. Мойсюк – автор более 250 научных работ, опубликованных в отечественных и зарубежных изданиях. Среди них – 9 глав в руководствах: «Трансплантология» (1995, 2006.), «Нефрология» (2000), «Трансплантация печени» (2007). Он является автором монографии «Постоянный сосудистый доступ для гемодиализа», научным редактором перевода с английского языка «Руководства по трансплантации почки» (2004). Регулярно выступает с докладами на симпозиумах, конференциях, съездах, как в России, так и за рубежом. Практическую и научно-исследовательскую деятельность успешно сочетает с педагогической работой: он – профессор кафедры «Трансплантология и искусственные органы», которую возглавляет академик В.И. Шумаков, в Московском государственном медико-стоматологическом университете.

Я.Г. Мойсюк – член Европейского общества трансплантации органов, Международного общества трансплантации печени, Межрегионального общественного объединения «Научное общество трансплантологов», штатный консультант Медицинского центра при Управлении делами Президента РФ, член редколлегии журнала «Вестник трансплантологии и искусственных органов».



В свободное от работы время Ян Геннадиевич – заядлый грибник, с удовольствием забирается на машине для этого в самые отдаленныее уголки Подмосковья. Любит читать, у него собрана богатая библиотека, правда, обращаться больше приходится к специальной литературе. Неравнодушен к театру, если выдается возможность, с удовольствием бродит по залам музеев.

Источник: http://www.biograph.ru/index.php/whoiswho/11/800-mojsyukjf

«Прижизненное донорство – это не жертва» — ведущий хирург МОНИКИ Ян Мойсюк

Сегодня невозможно сказать точно, сколько людей умирает в России по причине нехватки донорских органов. Такая статистика попросту не ведется. В стране нет единого листа ожидания, в который были бы включены все нуждающиеся. Однако проблема очевидна – многие пациенты так и не дожидаются жизненно необходимой пересадки. В Московском областном научно-исследовательском клиническом институте (МОНИКИ) им. Владимирского стараются в корне переломить ситуацию: в 2016 году здесь стартовали программы трансплантации печени и прижизненного донорства почки. Как решить проблему нехватки органов, и каким образом пациенты могут сами себе помочь, РИАМО рассказал д. м. н., профессор, заслуженный врач РФ и ведущий хирург МОНИКИ Ян Мойсюк.

По данным регистра Российского трансплантологического общества, в 2015 году в листах ожидания на пересадку донорских органов стояло околороссиян. При этом, по словам руководителя Федерального научного центра трансплантологии и искусственных органов им. Шумакова Сергея Готье, приведенным на сайте организации, до плановой операции по пересадке печени или сердца не доживает каждый десятый пациент.

Причин такой печальной статистики несколько. Одна из них – отсутствие самодостаточности регионов, то есть большинство регионов РФ не располагают центрами, где делают операции по трансплантации. На конец 2015 года в 85 субъектах РФ функционировало всего 36 центров по трансплантации почки, 17 – по трансплантации печени и 10 – по пересадке сердца.



Даже в Московской области до недавнего времени проводились лишь операции по пересадке почки. Ситуация изменилась после прихода в 2016 году в МОНИКИ Яна Геннадиевича Мойсюка, который до этого с 1990 г. бессменно руководил ведущим в стране отделением трансплантации почки и печени в ФНЦ им. Шумакова.

С начала 2016 года администрацией и коллективом МОНИКИ была проделана огромная работа по запуску программы пересадки печени от посмертного донора. Трансплантация печени – это вопрос не только высокотехнологичной хирургии.

«Такая операция – это мультизадача, в процесс ее решения вовлечены очень многие: хирурги, анестезиологи, реаниматологи, терапевты, донорская служба и многие другие подразделения института. На первом этапе, я считаю, задача в институте решена. В октябре были выполнены первые трансплантации печени, которые прошли благополучно и без осложнений. Оба пациента, жители Подмосковья, уже выписаны и чувствуют себя хорошо», – рассказал Мойсюк.

Важно отметить, что деятельность донорской службы Московской области максимально направлена на помощь жителям региона и может обеспечить более 30 нуждающихся в пересадке печени.

Источник: http://riamo.ru/article/174563/prizhiznennoe-donorstvo-eto-ne-zhertva-veduschij-hirurg-moniki-yan-mojsyuk.xl?mTitle=&mDesc=&mImg=



Ян геннадьевич мойсюк

Назначенный лично Шумаковым В.И., Ян Геннадиевич возглавил отделение трансплантации почки в 1990. С его приходом в институт в отделении резко увеличилось количество пересадок почки. В феврале 1990 В.И. Шумаковым и Я.Г. Мойсюком была выполнена первая в ССР успешная трансплантация печени. Под своим началом Ян Геннадиевич собрал блестящую команду хирургов, которые будут продолжать его дело в НИИ имени В.И. Шумакова.

В своем обращении к пациентам, Ян Геннадиевич сообщил о взвешенном и обдуманном решении, о необходимости двигаться дальше, не ограничивая свою деятельность рамками лишь одного научного учреждения. Как настоящий Врач, Великий Хирург, он призвал пациентов не рисковать своим здоровьем, выходя на акции протеста в мороз, не переживать за ситуацию, которая может стать отправной точкой для дальнейшего взлета карьеры Яна Геннадиевича.

» У каждого хирурга на протяжении его жизни бывают случаи, когда зрение, ум, руки достигают величайшей гармонии, когда деятельность мысли превращается в ряд блестящих озарений, когда мелочи окружающего совершенно исчезают и остается лишь одно — поединок знания и одаренности с тупым идиотизмом стоящей здесь же рядом смерти.

Наука не любит слова «вдохновенье», как, впрочем, не любит его и истинное искусство. Но никто не станет отрицать это особое, ни с чем не сравнимое состояние собранности и в то же время отрешенности, это счастливое напряжение знающего разума и высочайший подъем сил человека в минуты, когда он вершит дело своей жизни…» Ю. Герман » Дорогой мой человек»

Ян Геннадиевич продолжит активно передавать свой опыт и знания врачам, аспирантам и научным сотрудникам, уделять временя подготовке кадров для региональных центров трансплантации, выездным операциям и консультациям. Ян Геннадиевич будет продолжать выступать с докладами на симпозиумах, съездах и конференциях в России и за рубежом. Практическая и научно-исследовательская деятельность будут сочетаться с педагогической, поскольку Ян Геннадиевич – профессор кафедры «Трансплантология и искусственные органы» в Московском Государственном Медико-Стоматологическом Университете».

А мы пожелаем Яну Геннадиевичу счастливого Нового года, блестящего будущего и хорошего отдыха перед новым назначением. В свободное от работы время, которого у него всегда было немного Ян Геннадиевич – заядлый грибник, много читает, у него собрана блестящая библиотека и очень любит театр. Сейчас нужно хорошенько отдохнуть, ведь впереди у Яна Геннадиевича — новые вершины!

Источник: http://www.nefro.ucoz.net/news/jan_gennadevich_mojsjuk/

Группа

Ян Геннадьевич Мойсюк

Информация

Другое

Действия

25 записей к записям сообщества

Я хочу попасть к вам на консультацию по поводу пересадки печени.

Слышала,что вы работаете в Моники, но я вас там не могу найти .Как к вам попасть на прием и где? Я проживаю в Москве.

На всякий случай -мой мобильный52

Очень прошу Вас нас проконсультировать удаленно. Мы с Украины, и, к сожалению, не можем приехать. Моей племяннице 3 месяца, несколько дней назад у нее обнаружили врожденную непроходимость желчных путей в печени, Показать полностью… это приводит к циррозу. Нам сказали, что ей не жить дольше 6 месяцев. У нас катастрофически мало времени. Есть родственники с подходящей группой крови, но еще не проходили обследование. Читала, что подготовка занимает не меньше месяца. Скажите, пожалуйста, делаете ли Вы операции, если да, то какая стоимость? И есть ли шанс на спасение?



Источник: http://vk.com/moysyukclub

Мойсюк Ян Геннадиевич

Задать вопрос

Оставить отзыв

Поделитесь своим отзывом

г. Москва, ул.Щепкина, 61/2

станция метро «Проспект Мира», выход к спорткомплексу «Олимпийский», далее пешком по улице Щепкина.

Просто щелкните здесь для получения подробной контактной информации.

© 2018 ГБУЗ МО МОНИКИ им. М.Ф. Владимирского



Запись на консультацию

Консультация по ВМП

Запись на госпитализацию

Запись на КТ

Запись на МРТ

Запись на консультацию по полису ОМС

С 1 мая 2014 года вступил в силу Приказ Минздрава Московской области №392 от 04.04.2014 года «О порядке направления на плановую консультацию жителей Московской области к врачам консультационно-диагностического отдела (КДО) института».

В связи с этим, запись пациентов осуществляется только по системе «врач-врач» через единый информационный портал Министерства здравоохранения Московской области. При этом врач направляющей медицинской организации (например, поликлиники, ЦРБ) осуществляет запись к врачу КДО в электронной форме и выдает пациенту памятку с указанием даты консультации, номера кабинета, времени приема и Ф.И.О. врача КДО МОНИКИ.

Источник: http://www.monikiweb.ru/node/2857

Ян геннадьевич мойсюк

Настоящим сообщением уведомляю Вас о старте в МОНИКИ им.М.Ф Владимирского новой программы для больных – жителей Московской области, нуждающихся в заместительной почечной терапии (ЗПТ- гемодиализ или перитонеальный диализ), или уже получающих ее – трансплантации почки от живого родственного донора под руководством д.м.н, профессора , заслуженного врача РФ Мойсюка Яна Геннадиевича.

Подобные программы в период5 гг. были организованы мною или при моем участии в ФНЦ Трансплантологии и искусственных органов им. акад.В.И.Шумакова МЗ РФ, во многих региональных центрах — в городах Ульяновске, Белгороде, Воронеже, Ростове, Санкт-Петербурге, Якутске, Новосибирске, Кемерово, Иркутске, Нижнем Новгороде , Уфе , Оренбурге, Перми, Ханты-Мансийске, большинство из которых активно и успешно развивают это направление. Из 1026 трансплантаций почки, выполненных в РФ в 2014 году 190 ( 18%) были родственными и выполнялись в 17 из 35 действующих центров. Мой личный опыт в этой области составляет более 600 операций ( наибольший в России), до 45% всех трансплантаций почки, проведенных под моим руководством в ФНЦ Трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И.Шумакова до конца 2015 года были родственными. Для большинства оперированных больных такой выбор был наиболее реальным и своевременным способом получить почечный трансплантат.



ТЕПЕРЬ ТАКИЕ ВОЗМОЖНОСТИ ОТКРЫВАЮТСЯ ПЕРЕД ВАМИ!

Учитывая сохраняющийся глубокий дефицит трупных донорских органов в национальном масштабе, и в частности в Московской области, трансплантация почки от родственного донора является оптимальной альтернативой лечения для многих пациентов, уже находящихся на ЗПТ, или готовящихся к ее началу (додиализная предупредительная трансплантация). В Московской области ЗПТ получают более 2000 пациентов, из них менее 200(!) находятся в листах ожидания трупной трансплантации в МОНИКИ им.М.Ф. Владимирского и московских Федеральных Центров и только около100 получают трупный трансплантат ежегодно. Сроки ожидания составляют 3-5 лет и имеют тенденцию к увеличению. В МОНИКИ им.М.Ф.Владимирского в 2015 году было выполнено 54 трансплантации жителям Московской области, а за 6 месяцев 2016 года только 10. Ежегодно начала ЗПТ требуют более 300 новых больных.

На самом деле, не менее 60% больных на ЗПТ или на преддиализной стадии являются реальными кандидатами на трансплантацию почки с учетом противопоказаний и возрастных ограничений. Значительный потенциал прижизненного родственного донорства в Московской области практически не использовался ранее в силу неосведомленности пациентов или необоснованно консервативного, а порой, негативного отношения врачей диализных центров и нефрологов. Родственная трансплантация почки – реальный путь повышения доступности трансплантации почки и улучшения ее результатов.

Имеющийся личный опыт, накопленный за 15 лет работы руководителем крупнейшего в стране центра трансплантации почки в ФНЦ Трансплантологии и искусственных органов им. академика В.И.Шумакова, полностью подтверждает международный и свидетельствует о многочисленных преимуществах трансплантации от живого донора, которым может стать добровольно любой, вне зависимости от степени родства, генетический родственник больного в возрасте от 18 до 65 лет. К ним относятся:

• Потенциальные психологические преимущества для донора и реципиента



• Сокращение периода ожидания донорского органа

• Меньший риск отторжения и менее агрессивные режимы иммуносупрессии

• Более предсказуемая и устойчивая немедленная функция трансплантата благодаря максимальному сокращению сроков тепловой и холодовой ишемии

• Лучшие краткосрочные результаты по сравнению с трупной трансплантацией (примерно 95% против 85% при оценке годичной выживаемости трансплантатов)

• Лучшие отдаленные результаты (время полужизни трансплантатов составляет 16,5-41,7 лет, т.е. половина пересаженных почек функционирует в течение указанного времени.)

Тщательное мультидисциплинарное предоперационное обследование донора и реципиента позволяет объективно, с учетом всех рисков, принять решение о возможной трансплантации и, в отличие от трупной трансплантации, более точно прогнозировать ее результат, исключить неблагоприятные последствия нефрэктомии (удаления почки) для здоровья донора.



Безопасность донора гарантируется тщательным предоперационным обследованием, современными хирургическими тенологиями и накопленным опытом. Лапароскопическая техника выполнения операции у донора позволяет существенно расширить пул родственных доноров и повысить их мотивацию благодаря минимизации операционной травмы, сокращению сроков госпитализации (3-5 дней), быстрой реабилитации (2-3 недели) и хорошему косметическому эффекту .

Для предварительной оценки возможного донора необходимо знать его характеристики:

• Уровень артериального давления

• Группа крови, резус фактор ( желательно, но не обязательно совпадение с группой крови реципиента )

• Известные заболевания и принимаемые лекарственные препараты (наличие хронических заболеваний сердца, легких, печени, онкологические заболевания , артериальная гипертензия, сахарный диабет, заболевания вен нижних конечностей исключают возможность донорства)



• Данные лабораторного обследования:

• ВИЧ, RW, HbsAg, HCV

• Развернутый клинический анализ крови

• Биохимический анализ крови (креатинин, мочевина, ALT, AST, общий билирубин, холестерин, общий белок, глюкоза, мочевая кислота)

• Простат-специфический антиген (ПСА) ( для мужчин старше 50 лет)



• Общий анализ мочи

Для предварительной заочной консультации по вопросу родственной трансплантации почки получения дополнительной интересующей Вас информации необходимо прислать непосредственно Мойсюку Я.Г. по адресу

• 1.Выписку больного из диализного центра и/или стационара (если были госпитализации) с результатами обследования больного перед трансплантацией

• 2. Предварительные сведения о возможном доноре

• 3. Возникшие у Вас вопросы



ВЫ ОБЯЗАТЕЛЬНО ПОЛУЧИТЕ ОТВЕТ И ДАЛЬНЕЙШИЕ РЕКОМЕНДАЦИИ, БУДЕТ НАЗНАЧЕНА ОЧНАЯ КОНСУЛЬТАЦИЯ возможной родственной пары (донор- реципиент).

Дальнейшее углубленное обследование и подготовка к операции, проведение операции и последующее наблюдение донора и реципиента будут проводиться на бесплатной основе в МОНИКИ им. М.Ф.Владимирского.

Источник: http://www.dr-denisov.ru/news/2

Комментарий к ситуации вокруг профессора Я.Г.Мойсюка

Источник: ФГБУ «ФНЦТИО им. ак. В.И. Шумакова» Минздрава России

18 декабря профессор Мойсюк, проработавший в Центре более 30 лет, подал заявление об уходе по собственному желанию. В это время он находился в очередном отпуске, решение профессора Мойсюка стало неожиданностью для руководства института. По результатам года профессору Мойсюку начислена премия. В соответствии с трудовым законодательством, каждый человек имеет право покинуть место работы, однако он может и изменить своё решение и отозвать своё заявление. У Яна Геннадиевича такая возможность есть до 31 декабря. Руководство Центра не планировало никаких реорганизаций отдела клинической трансплантологии и отделения пересадки печени и почки, которыми руководит Я.Г.Мойсюк. В случае, если решение профессора Мойсюка продолжить свою деятельность в другом учреждении останется в силе, программу трансплантации будут развивать дальше его талантливые ученики. Сейчас 4 самостоятельных хирурга успешно пересаживают почки. Администрация заявляет, что запущенная информация о том, что «пациенты Мойсюка насильственно выписываются из клиники» и что «программа пересадки почки будет закрыта» является ложью. Программа трансплантации почки является основой работы любого трансплантационного центра, очередная пересадка почки в ФНЦТИО была выполнена вчера.



Справочно: в 2015 году в ФНЦТИО им. ак. В.И.Шумакова выполнено 123 пересадки почки: 34 – профессором Мойсюком, 34 – доктором мед. наук Шаршаткиным, 28 – доктором Илжановым, 27 – доктором Сайдулаевым.

Комментарий профессора Я.Г.Мойсюка по поводу сложившейся ситуации

Обращение профессора Я.Г. Мойсюка

Дорогие и близкие мне люди – пациенты бывшие и будущие! В преддверии Нового года, желаю вам здоровья и добра! Хочу заверить вас, что ситуация вокруг меня не столь страшна, как вам представляется. Будем считать ее естественным кадровым передвижением в жизни отдельного человека. Жизнь моя продолжается в той же специальности и все наши связи сохраняются, где бы я ни оказался. Будьте уверены в том, что жизнь и работа института, с которым вы связываете свои надежды и здоровье, продолжается. Моя команда остается на месте и продолжает помогать вам. В наступающем году желаю вам самого желанного, здоровья и спокойствия! Учитывая морозную погоду и опасность вирусных инфекций, и зная ваше желание поддержать меня сегодня, прошу вас остаться в кругу семьи. А вашу поддержку я ощущаю в полной мере! Благодарю Вас!

Источник: http://transpl.ru/about_center/news/generic/kommentarij/

nephro_liga

Жизнь вопреки ХПН

П.Я. Филипцев отправляет молодого врача делать операцию по пересадке почки самостоятельно. С 1986 года после прохождения интернатуры Ян Мойсюк работал врачом-хирургом, затем младшим научным сотрудником. В 1987 году под руководством П.Я. Филипцева он защитил диссертацию на соискание ученой степени кандидата медицинских наук на тему «Биопротезы из вены пуповины человека в качестве артерио-венозных фистул для гемодиализа».



В.И. Шумакова: возглавить в институте отделение трансплантации почки. С приходом

Я.Г. Мойсюка в отделении резко увеличилось количество пересадок почки, в феврале 1990 года В.И. Шумаковым, Я.Г. Мойсюком выполнена первая в СССР успешная трансплантация печени. В 1992 году на основе собранного опыта он защищает диссертацию на соискание ученой степени доктора медицинских наук на тему «Мультиорганное донорство в клинической трансплантации».

Я.Г. Мойсюк является 1-ым заместителем председателя Российского трансплантологического общества (РТО).

Источник: http://nephro-liga.livejournal.com/2168.html

Давай за жизнь

Николаю Расторгуеву 21 февраля исполняется 55 лет. После двухлетнего перерыва он даст сольный концерт в столичном «Крокус Сити Холле». Николай будет петь вживую. Для человека, в 2009 году перенесшего операцию по пересадке донорской почки, такие нагрузки – настоящее испытание. Часто после подобной операции пациент получает инвалидность. Однако Расторгуев, напротив, нагрузки не снижал: в 2010 году стал депутатом Госдумы, выступал на митингах, продолжал концертную деятельность. Но главное – он так и не бросил курить и не отказывался пропустить стопку-другую в компании друзей.

– За своим здоровьем Коля никогда особо не следил – ни до операции, ни после нее, – переживает его близкий друг, поэт Михаил Андреев. – Жена его то настоями отпаивает, то кашками кормит. А он съест, чтобы ее не расстраивать, а потом пойдет и винца выпьет или самогона. Выпивает и может увлечься. Мы просим его остановиться, поберечься, но он не слушает, живет сегодняшним днем. Живет как барин. Все за него делают другие, сам лишний раз не пошевелится. Я ему постоянно говорю: надо двигаться, ходить, но Коля только отмахивается. И лично меня такое отношение очень беспокоит.



Больше всего друзья боятся, что пересаженная Николаю почка просто откажется работать.

– Гибель пересаженного органа не означает гибель пациента. Если такое случается, то человек снова возвращается к нам на диализ и ждет следующей пересадки, – объясняет StarHit Алексей Юрьевич Денисов, заведующий отделением гемодиализа ЦКБ. – Но, конечно, ничего хорошего в повторной пересадке нет – пациент может умереть и во время операции, и после нее…

Проблемы со здоровьем у певца начались в 2006 году. После отдыха на финском горнолыжном курорте Расторгуев вернулся в Москву с двусторонней пневмонией. Обследование показало запущенную хроническую почечную недостаточность, спасти жизнь Расторгуеву могла только пересадка почки. Поклонники, узнав о болезни кумира, предлагали безвозмездно отдать ему необходимый орган, но Николай отказался. За границу оперироваться не поехал, встал в очередь на пересадку в России. В нашей стране эта операция бесплатная, однако ждать подходящего органа можно от недели до нескольких лет. После того как был поставлен окончательный диагноз, Расторгуев жил только благодаря «искусственной почке». На процедуру гемодиализа (очищение крови) он был вынужден ездить в ЦКБ как на работу – 2–3 раза в неделю.

– Выглядел он как тяжелобольной человек, но вел себя по-мужски, не раскисал, – вспоминает Алексей Юрьевич Денисов. – Процедуры переносил хорошо, медперсонал его очень любил.

Несмотря на тяжелый диагноз и плохое самочувствие, певец не прекратил гастрольную деятельность, но старался выбирать города, где в местных больницах было специальное оборудование.



– В 2006 году, когда Коля уже был на гемодиализе, мы прилетели в Болгарию, – рассказал StarHit Павел Усанов, бас-гитарист группы «Любэ». – По медицинским показаниям ему нельзя было выступать. Местные врачи рекомендовали Коле вернуться в Москву, объясняли, что у них нет достаточного опыта, они могут и не справиться, если ему станет совсем плохо. Но Коля поехал и отработал концерт. Мы были поражены его готовностью рисковать ради зрителей, которые купили билеты, да и заботой о коллективе, который в противном случае остался бы без заработка.

Из больницы – в сауну

В марте 2007 года группа «Любэ» и ее бессменный лидер приехали в Томск с концертом. Расторгуеву стало плохо, вызвали «скорую». В областной клинической больнице звезду положили в общую палату, где кроме него гемодиализ делали еще девять человек.

– Все манипуляции переносил стойко, да еще и других больных поддерживал, – вспоминает медперсонал. – Четыре часа, которые шла процедура, Расторгуев смотрел на ноутбуке фильмы. Потом немного поспал, поблагодарил и ушел.

– А как только вышел – сразу на концерт. А потом, вместо того чтобы отдыхать, в сауну отправился, – рассказывает Михаил Андреев. – Мы тогда с ним хорошо посидели, выпили. После парной Коля в бассейн нырял, в снег прыгал. Только следы от гемодиализа лейкопластырем заклеил – и вперед! Он весь такой – погулять, покуражиться!

После подобного отдыха Николай обычно снова попадал в больницу. Врачи готовы были помогать народному артисту без очереди.



– Медики во всех городах всегда шли ему навстречу и делали все необходимое, – говорит Павел Усанов. – Часто нам звонили врачи, которые обижались, что Коля не обращается к ним за помощью. Предлагали процедуры, уникальные методики, говорили, что все сделают для него бесплатно, лишь бы он жил. Это настоящая народная любовь.

Операцию Расторгуев ждал почти три года. 21 апреля 2009 года в НИИ трансплантологии искусственных органов ему успешно пересадили почку. В первые месяцы пациентам рекомендуется спокойный образ жизни – велика вероятность отторжения донорского органа. Но Расторгуев уже в июне 2009 года пел на концерте на Красной площади.

– А в июле мы выступали на фестивале Зелена Гура в Польше, – вспоминает Андрей Григорьев-Аполлонов. – Мы с Колей много говорили о жизни, о здоровье, о работе. Для меня не было неожиданностью, что Николай ни на минуту не задумывался о том, чтобы перестать петь. В этом мы похожи, умрем на сцене.

Но врачи, спасшие Николаю однажды жизнь, надеются, что этого все же не случится.

– В день рождения я хочу пожелать Николаю, чтобы он никогда не встретился с нами на профессиональной основе, – говорит Алексей Юрьевич Денисов. – Пусть живет долго и счастливо.

Профессор Ян Геннадьевич Мойсюк из НИИ трансплантологии искусственных органов, который оперировал Николая Расторгуева, рассказал о своем звездном пациенте и друге:

– Шесть лет назад меня пригласили на консилиум в ЦКБ. Болен Расторгуев был уже давно, но не обращал на это внимания. Николай надеялся, что почки еще заработают. Но нам сразу было понятно, что этого не произойдет. Он был очень тяжелым больным, жил на диализе, но к осознанию необходимости пересадки почки пришел только через два года.

– Говорят, для него открывались двери всех больниц – врачи принимали без очереди, гемодиализ делали вне графиков…

– Это абсолютно точно! Дело даже не в том, что он известная личность, а в том, что он сразу вызывает теплые чувства к себе, и хочется помочь ему. Может быть, даже где-то превышая рамки своих должностных обязанностей.

– Вы были против, чтобы он возвращался на сцену после операции?

– Я считаю, что пересаживаем мы органы не для того, чтобы человеку подарить еще несколько лет, а затем, чтобы он смог вернуться к своей привычной полноценной жизни. Я рад, что он работает. А еще на байке гоняет! Мне нравится, что он живет полноценной жизнью.

– Даже слишком – друзья говорят, что и выпивает иногда, и курит постоянно…

– Когда я ему шесть лет назад сделал первую небольшую операцию и зашел к нему в палату, то первое, что он сделал, угостил меня сигаретой. А курит он солдатский «Кэмел», который без фильтра. Ну что было делать? Раскурили мы с ним трубку мира. Конечно, курить и пить вредно, но мы же все понимаем – решение принимает сам человек.

– Теперь все беды со здоровьем у Николая позади?

– Расчетный показатель жизни донорской почки – 7–10 лет. Но мы никогда не даем гарантии. Все может случиться. Часто пациенты теряют пересаженную почку по своей вине: бросают пить препараты, не вовремя сдают анализы, забывают прийти к врачу. Когда принималось решение, делать ли Коле пересадку, я, пожалуй, был единственным, кто в него верил. Многие именитые ученые были уверены, что он почку тут же потеряет, так как человек творческий и жить с ограничениями не сможет, будет нарушать все режимы.

– И каким пациентом оказался Расторгуев – послушным?

– Ну, не всегда. Иногда приходится и навалять ему. Но все меньше и меньше. К счастью, контрольные показатели у Николая все три года идеальные – тьфу, тьфу, тьфу.

Источник: http://www.starhit.ru/eksklusiv/davaj-za-zhizn/

Жизнь после трансплантации: надежда или борьба?

Это только в современных художественных фильмах человек после операции с пришитой почкой или сердцем сразу же здоров и счастлив! А тот, кто прошел этот путь, полный боли и надежд, найдет, что сказать лихим сценаристам.

Оставьте свой комментарий

Комментарии

Уважаемая Елена Федоровна!

С волнением прочитала вашу статью: «Жизнь после трансплантации: Надежда или борьба?». Меня и моего сына Антона эти проблемы волнуют больше двадцати лет. В мае 1994 года моему сыну в возрасте 11 лет была сделана пересадка почки в РДКБ города Москвы. Только благодаря замечательным хирургам и терапевтам мой сын жив. Хочу выразить особую благодарность профессору Каабак М.М., он в это время оперировал и лечил моего сына.

За эти двадцать лет много пришлось столкнуться с равнодушием чиновников, с проблемой добыть лекарства, но последние годы это уже настоящая борьба за жизнь. Всему виной законы о замене лекарственных препаратов – дженериков. Региональные чиновники вместо много лет получаемого препарата закупают по конкурсу дженерики. Хотя врачам – трансплантологам известно, что замена представляет угрозу пересаженному органу, тем более, что замена никем не контролируется. Я так же прочитала отзыв профессора Каабак М.М. Да, я с ним согласна, что сейчас это проблема не здравоохранения, а нас самих. Я тоже поддерживаю цивилизованный подход к множеству проблем путем создания регистра, учитывающего факты трансплантации и все значимые события, последующие годы в жизни пациента, включая назначения и отмены лекарств, об опасных побочных эффектах дженериков – иммунодепрессантов.

Всем десяти тысячам россиянам после пересадки очень хочется жить и они как могут, борются за свою жизнь.

С уважением Людмила и Антон Лятковские.

У нас в Мурманской области, такие же проблемы, как и в большинстве регионов: замена оригинальных препаратов на генерики, при этом очень часто пациенты получают «коктейль» из различных препаратов, например, дают 25 мг. Экорала и 50 мг. Пандиммуна. На все наши замечания, что так делать нельзя, никакого результата. Один ответ: «Других препаратов нет, какие препараты пришли, такие и выдаем»

Да, мы наблюдаемся у нефролога, у нас есть возможность ежемесячно сдавать анализы, проходить все необходимые обследования, но случись, что наши врачи нам не помогут — у них нет опыта в лечении таких пациентов.

При этом кто-то просто не берет генерики в аптеке, а кто-то берет, но выкидывает их.

Мне в 2010 году сделали пересадку почки и поджелудочной железы, я понимаю, какое это редкостное везение. Если с почками хоть опыт какой-то есть, то пересаженную поджелудку даже не лечат, и биопсию не делают. Поэтому рисковать не хочу, от добра добра не ищут. Програф последнее время покупаю. Мне проще, я работаю, и мама-пенсионерка 69 лет тоже. Не работать просто не можем, хотя иногда и устаю очень. Потому что на пенсию лекарства не купишь.

Сейчас у меня все устаканилось, стабильно хожу на контроль и все. А если меня переводить на другой препарат — это надо будет часто сдавать концентрацию, ездить к врачам, занимать их рабочее время. А если пойдут побочки, то начнется — стационары, биопсии и проч., все это денег стоит, и где тут экономия? Зачем искать добра от добра? Буду покупать лекарства, пока смогу.

Уже два года покупаем програф сами. ( Муж после пересадки почки).Для нашей семьи ,это очень накладно, но выхода нет и не только потому, что дженерик хуже оригинального препарата. Главная проблема в том, что и дженерики меняют каждый год . Кто вообще управляет закупками лекарственных средств в нашем Минздраве? Почему эти люди не знают, что препараты пациентам после пересадки менять нельзя? Делать высокозатратные, высокотехнологические операции, чтобы потом разрушить все сделанное? Это очень безграмотная политика нашего здравоохранения.

моей дочке сделали пересадку печени в шестимесячном возрасте,сейчас ей два с половиной года,она и рассказать то не может еще об изменении в самочувствии от приема дженериков!печеночные показатели и так постоянно скачут по разным причинам ,как можно проводить эксперименты в целях мнимой экономии над маленьким настрадавшимся за свою короткую жизнь человечком!нам в амурской области постоянно меняют выдаваемые препараты,то програф,то такролимус,то такросел,то предлагают пить «коктейль «из сочетания этих препаратов.Какое то время не выдавали майфортик,вот нет его и все тут!хотя врачи рекомендуют остваться на одной лекарственной форме такролимуса мы просто не можем этог сделать так не знаем что будет в следующем месяце!приходится покупать самим програф который мы пили с самого начала и майфортик,а теперь еще и бараклюд,из за того что дочку заразили гепатитом ,его цена на месяц составляет00.но он не входит в перечень льготных лекарств.Я просто в отчаянии..как сохранить эту чудом отвоеванную жизнь?я не работаю так как ухаживаю за ребенком инвалидом,в семье двое детей,работает только папа.Бегаю плачусь по всевозможным благотворительным фондам.Нашим чиновникам даже на маленьких детей, испытавших больше за свою жизнь чем они, наплевать!выть хочется.

У нас в Амурской области та же проблема, мне сделали пересадку в этом году, на первое время я закупила лекарства (програф и селсепт) на свои средства, но так как дозировка прографа высокая, своих средств не хватает, решила покупать только селсепт, вместо которого выдают в аптеке микофенолат мофетил , его кстати нефрологи трансплантологи вообще не рекомендуют пить и у меня дома теперь склад микофенолата мофетила, но скоро он окажется на помойке. Но в соседнем регионе Якутии есть знакомые после трансплантации и там им выдают оригинальные лекарства и мне интересно, деньги Федеральные, почему некоторые регионы всё-таки на эти же самые деньги могут позволить себе заботиться о своих пациентах, а другие нет, вывод один откаты?

Как юрист, могу сказать, что суды выигрывать тяжело — раз; что теперь врачи крайне редко пишут, что необходим ТОЛЬКО оригинальный препарат, а это единственное основание для суда — два; мало рекомендаций центров трансплантации в Москве или Питере — решение о назначении оригинального препарата принимает только врач на месте, а делать этого никто не хочет — три; даже при выигранных делах нет возможности реального исполнения, т.к. назначает врач конкретного медучреждения, оно является ответчиком, его обязывают, а денег у него нет, и решение остается на бумаге. Резюме: как ни грустно писать это стороннику закона, суд теперь — не выход(( Выход в изменении законодательной базы на федеральном уровне, необходимо внесение изменений в 44-ФЗ, и это, практически, росчерк пера — очень легко, в смысле. Потому что гигантской разницы по деньгам в дженериках и оригиналах нет, если еще прибавить стоимость лечения осложнений от первых и повторные операции, переход на диализ и т.д.

Сознательно оставляю эмоции в стороне, т.к. чиновники такой класс. людей (людей ли?), что им наши переживания далеко по боку. Взываю тупо к экономии денежных средств.

Сама после пересадки, Самарская область, после того, как отказалась получать панимун — не получаю НИЧЕГО. Вот как-то так — живите/умирайте, как можете.

Елена Федоровна подняла важную для нас проблему. Да, мне приходится покупать оригинальные препараты. Те, которые выдают мне бесплатно — лежат мертвым грузом. Я делала операцию в Москве. Сейчас наблюдаюсь у себя в регионе. Наши (Российские) трансплантологи выполняют свою работу гениально. Но жаль, что есть врачи, которые не видят (или не желают видеть) проблемы в замене оригинальных препаратов дженериками. Важно, чтобы и врачи били тревогу о замене оригинальных препаратов дженериками! Ведь их родное Министерство должно услышать быстрее, чем нас (пересаженных). Согласна и со всеми теми, кто речь ведет о мониторинге всех сторон трансплантации. Поверьте, всем нам, людям после трансплантации, очень хочется ЖИТЬ.

Если ссылке не откроются сюжеты есть в моём твиттере и на форуме по гемодиализу в разделе(родственники пациентов о замени сандиуна неорала на дженерики.)

Источник: http://www.oprf.ru/press/news/2014/newsitem/26420?offset=1