Отделения трансплантологии

Posted by

Клиники по трансплантации органов



В случае недостаточного функционирования отдельных органов у пациента, в частности, сердца, почек или печени – единственным выходом из затруднительной ситуации является трансплантация.

Оглавление:

Если консервативные методы лечения не показывают должного результата и единственным решением является операция по пересадке органов, однозначно лучше провести её под руководством компетентных врачей в зарубежном медицинском центре.

Медицинский центр Самсунг предоставляет высококвалифицированную медицинскую помощь практически по всем направлениям медицины. Центр выполняет трансплантацию почек, печени, сердца, поджелудочной железы, легких.

Азиатский центр лечения и пересадки печени – крупный частный центр, специализирующийся на услугах пересадки печени для взрослых и детей. Больница оснащена современным радиологическим и эндоскопическим оборудованием.

Клиники «Мэйо» — общественные клиники многопрофильного уровня и научно-исследовательские институты и лаборатории. Представляют собой систему оказания медицинской помощи, которая осуществляется на самом современном уровне.



Университетская клиника Дюссельдорфа – многопрофильная клиника, предлагающая широкий комплекс диагностических и лечебных услуг. В клинике собрано только новейшее и самое высокоэффективное медицинское оборудование.

Медицинский центр ASAN – крупнейшая многопрофильная клиника в Сеуле. Предоставляет медицинские услуги практически по всем направлениям медицины. Специализация больницы – кардиохирургия, онкология и трансплантация органов.

Клиника Колумбия Азия в Бангалоре – одна из 7 клиник корпорации Колумбия Азия, находящихся в Индии. Среди самых распространенных услуг клиники – эндопротезирование суставов, пересадка печени и почек, гемодиализ и пр.

Клиника Мемориал — многофункциональное лечебное учреждение. Приоритетные направления: кардиология, сердечно-сосудистая хирургия, онкология, неврология и нейрохирургия, нефрология, трансплантация органов.

Университетская клиника Эссен – одно из самых крупных лечебных учреждений Западной Германии. В течение многих лет лидирует по таким направлениям, как онкология, сердечно-сосудистые заболевания, трансплантология.



Медицинский центр при Стэнфордском университете предлагает высококачественные медицинские услуги пациентам на местном, национальном и международном уровне. Специализируется на лечении редких, сложных заболеваний.

Университетская клиника Гейдельберг – признанный лидер в лечении заболеваний практически по всем медицинским специальностям. Оснащению операционных залов учреждения может позавидовать любая европейская клиника.

Клиника Колумбия Азия в Гургаоне – современный медицинский центр, оказывающий широкий спектр медицинских услуг на уровне мировых стандартов. Среди распространенных услуг: пересадка печени и почки, эндопротезирование и др.

Университетская клиника Гамбург-Эппендорф – одна из самых крупных клиник Северной Германии. Наибольшей известностью пользуются Кардиоцентр, а также Центры трансплантологии (по пересадке сердца, печени и костного мозга).

Клинико-хирургический госпиталь «Эрманос Амейхейрас» – крупнейший многопрофильный медицинский центр Гаваны. Отличается великолепной технологической оснащенностью и коллективом опытных врачей.



Медицинский центр имени Рабина включает отделения онкологии, неврологии, нейрохирургии, кардиологии и пр. В медицинских учреждениях Центра впервые в Израиле были успешно произведены операции по пересадке почки и сердца.

Кливлендская клиника — многопрофильный медицинский центр. Сегодня это, пожалуй, самая крупная и престижная в США Клиника, специализирующаяся на лечении сердечно-сосудистых заболеваний.

Институт клинической и экспериментальной медицины специализируется в основном на комплексном лечении пациентов с сердечно-сосудистыми заболеваниями, лечении метаболических нарушений и трансплантологии.

Клиника Керкхофф – специализированное лечебное учреждение, занимающееся лечением ревматических и сердечно-сосудистых заболеваний, в т.ч. редких и сложных заболеваний. Располагает 5 прекрасно оборудованными операционными залами.

Источник: http://mednapravlenie.ru/kliniki/transplantaciya.html

Интервью с заведующим отделением трансплантации почки Национального института хирургии и трансплантологии имени А.Шалимова, практикующим хирургом-трансплантологом – Владиславом Филипповичем Закордонцем

Мы продолжаем активно освещать тему трансплантологии – главный редактор LIKAR.INFO взял интервью у заведующего отделением трансплантации почки Национального института хирургии и трансплантологии имени А.Шалимова, практикующего хирурга -трансплантолога – Владислава Филипповича Закордонца.



Владислав Филиппович, расскажите для наших читателей, когда и при каких обстоятельствах пациенту показана пересадка почки. Сколько, по Вашим оценкам, в Украине сегодня больных, которым требуется пересадка? Каков ежегодный прирост новых случаев заболеваний, при которых пациентам показана трансплантация почки?

Хроническая болезнь почек, приведшая к терминальной стадии почечной недостаточности, может считаться показанием к трансплантации почки. Ежегодно в трансплантации почки в Украине, по самым скромным подсчетам, нуждаются порядка 4000 пациентов, при этом проводится таких операций всеми трансплантационными центрами Украины немногим больше 100. Если говорить о детях, то это порядка 600 новых маленьких пациентов, которые ежегодно заболевают и нуждаются в заместительной терапии (а это 71 ребёнок в год на один миллион детского населения Украины). И это мы не учитываем тех, что уже получают почечнозаместительную терапию.

Означает ли нахождение на гемодиализе или перитонеальном диализе, что в конечном счете пациент все равно придёт к трансплантации почки?

Конечно, качество заместительной терапии сегодня находится на высоком уровне, и эти пациенты могут лечиться по 25 лет и более, если не возникает каких-то хирургических проблем. Но к сожалению, вышесказанное не относится к самым маленьким пациентам. Установлено, что трансплантация почки является оптимальным методом заместительной терапии у детей с терминальной почечной недостаточностью, позволяющим продлить жизнь и улучшить качество жизни, а гемодиализ не может считаться альтернативным видом лечения.

К сожалению, для части пациентов диализ сейчас является способом выжить, потому что у нас очень большая очередь на трансплантацию – многие пациенты давно находятся в листе ожидания. При этом в стране есть медицинские центры, имеющие лицензии на трансплантацию – Киев, Донецк, Харьков, Одесса, Запорожье, Львов. Есть прекрасные хирурги-трансплантологи – профессор Александр Никоненко в Запорожье, Ваш коллега Олег Котенко в институте Шалимова. Есть оборудование, отвечающее всем требованиям современной медицины.



И при всем при этом, больные годами и месяцами ждут трансплантации. На Ваш взгляд, почему сложилась такая ситуация? В чем ее причина – проблемы в законодательной плоскости, отсутствие средств в бюджете, отсутствие нужного количества квалифицированных кадров?

Для страны, которая впервые в мире провела трансплантацию почки (первая попытка пересадки почки была сделана Ю.Ю. Вороным в 1933 г. в Херсоне – прим. LIKAR.INFO) , это стыдно! И это еще мягко сказано. Потому что та же динамика количества диализов в Украине ежегодно, за некоторым исключением, увеличивается, но темпы ее роста не только не обеспечивают 100% потребность населения в диализе, но и перекрывают не более 10% от необходимого количества мест.

Трансплантация почки, кроме всего прочего, разгрузила бы диализные места, у врачей появилась бы возможность взять новых пациентов. К сожалению, основной проблемой, препятствующей этому, является дефицит трупных органов. А этот дефицит трупных органов напрямую вытекает из существующей законодательной базы.

Нет регламентирующих документов, которые бы обязывали лечебные учреждения информировать координационный центр и трансплантационные центры о наличии потенциальных доноров. Только то, что в законе прописана презумпция несогласия (система, которая требует разрешения родственников на забор органов после смерти донора – прим. LIKAR.INFO), уменьшает возможность использования трупных донорских органов на 80%! Трупные пересадки в 2009 г делались только в Донецке и в Запорожье. Запорожские врачи основную массу трупных органов забирали в Днепропетровске.

А есть ли при трупных пересадках сложности в обеспечении транспортировки органов? Так, чтобы избежать негативного эффекта холодовой ишемии органа (обескровливание ткани в результате воздействия холода – прим. LIKAR.INFO )?

Уменьшить продолжительность холодовой ишемии, естественно, можно. Органы для этого надо забирать как можно ближе к базе трансплантации.

Налажена ли у нас связь между базами забора и базами трансплантации? Или их не имеет смысл налаживать, пока у нас настолько несовершенно законодательство? Ведь трупные пересадки сопряжены с огромным количеством сложностей – начнем с того, что надо уговорить родственников пациента.

Мы фактически не имеем доступа к базам забора органов. Так сложилось, что большую роль в этом играет то, к какой структуре относится лечебное учреждение и центр трансплантации, и имеет ли желание администрация базы забора органов сотрудничать с трансплантационным центром (ведь за то, что они зачастую блокируют работу этих центров, их не наказывают). К сожалению, определённым категориям медицинского персонала абсолютно не интересны проблемы трансплантации. Например, реанимационные отделения при нейрохирургических отделениях, которые являются основными поставщиками трупных органов, не заинтересованы в том, чтобы у них проводился забор органов. Это наш менталитет.

Скажите, на Ваш взгляд, нежелание помочь коллег-медиков можно объяснить только менталитетом? Ведь за пересадкой стоит благородная цель – спасти жизнь ещё одному человеку. Если мы констатируем смерть мозга, то пациента мы уже не спасём, но его органы могут спасти жизнь нескольким людям.

Если забрать две почки у одного донора, то это означает, что уже два других человека могут выжить. Если забрать несколько органов – сердце, печень, поджелудочную железу – возможно спасение жизни еще большего количества пациентов..



Как Вы думаете, даже пытаясь изменить наш менталитет, можно ли искать пути решения также и на законодательном уровне?

Да, можно. И это прерогатива Минздрава. Можно пойти двумя путями. Например, поощрять медицинское учреждение за активную работу по забору органов. Или наоборот – наказывать за то, что при большом количестве умирающих в реанимации, количество потенциальных доноров из этих умерших равняется нулю. Тогда мы сдвинемся с мёртвой точки.

Давайте обратимся к опыту коллег из СНГ. Например, Беларусь начала делать массовые трансплантации почки намного позже, чем мы. При этом за 2009 они сделали уже около 100 пересадок почки, хотя еще недавно в Беларуси терминальная стадия ХПН (хронической почечной недостаточности – прим. LIKAR.INFO) означала необходимость попасть в одно-единственное отделение гемодиализа в Минске.

При этом белорусы сделали законодательную реформу и четко спланировали все механизмы по ведению реестра больных, заключили договора между базами забора органов и отделением трансплантации, более того – запланировали создание национального бланка данных, куда будут вносить людей, НЕ согласных быть донорами. То есть, если человек при жизни не заявил о своем несогласии на изъятие органов, после смерти у него можно изъять любой орган для донорства. Беларусь реформировала трансплантологию очень быстро. Как на ваш взгляд, реально ли провести такую реформу у нас и кто это должен инициировать?

Конечно, первым делом надо вводить презумпцию согласия! Как это уже сделали в Белоруссии и Молдове. Но посмотрите, ведь прошло 10 лет после принятия закона о трансплантации в Украине. И ничего за эти 10 лет не изменилось! Неоднократно делались пробы внести изменения в этот закон. Подавались предложения об изменениях в Верховную Раду, но их не приняли. Поэтому кто знает, сколько ещё уйдёт десятков лет на изменения…



Пока закон, который менять жизненно необходимо, продолжает оставаться в силе, сколько украинцев ежегодно вынуждены обращаться в зарубежные клиники с просьбой о пересадке почки?

У нас нет точной статистики, но при этом в отделении регулярно появляются пациенты, которым была произведена трансплантация почки за рубежом. Здесь они обращаются за консультацией или становятся к нам на учёт.

Опять мы сталкиваемся с абсурдом: существующее законодательство реально благоприятствует финансированию зарубежной медицины, вместо того, чтобы направлять средства и ресурсы на развитие своей. Мы закупили высококлассное оборудование, мы имеем специалистов, за плечами которых уже десятки, сотни, тысячи трансплантаций различных органов, – и мы имеем дефицит органов, который не дает им работать. В итоге личные деньги пациента, а для некоторых счастливчиков – и бюджетное финансирование – уходят в зарубежные клиники.

Да. Прибавьте к этому то, что вероятность получения украинцем трупного органа где-то в европейской стране минимальна! Если он имеет живого донора и поедет в Европу – то это более реальный шанс на трансплантацию. А в стране для тех, кто не имеет родственного донора, тоже шансы близки к нулю – судите сами, в Украине за 2009 г сделано всего 24 трансплантации от трупного донора (а от живого родственного донора – 87).

Всего 24 трансплантации в год! При этом пациентов, которые не имеют родственного донора и годами ожидают, становится все больше и больше. Такая вот игра со смертью – повезло -не повезло, дождался — не дождался. Страна обрекает своих граждан на смерть только потому, что не внесены изменения в закон!



Пока у нас есть дефицит трупных органов – да. Во-первых, не у всех есть живые родственные доноры! И во-вторых, даже родственный донор – это живой человек и лишать его органа, тоже, я бы сказал, не совсем гуманно! Просто у родственников, при дефиците трупных органов, не остаётся выбора: надо или наблюдать, как близкий человек потихоньку мучительно умирает, либо пожертвовать свой орган.

С родственным донором везет далеко не всем. Даже если все родственники горят желанием помочь, у них просто может не быть совместимости тканей с пациентом (ситуация, когда ткани донора и ткани реципиента не могут быть совмещены, что подтверждается результатами исследований – прим. LIKAR.INFO) – и тогда вопрос о родственном доноре отпадает. Как часто Вы такое наблюдаете?

Очень часто! У нас в отделении находится очень много пациентов, у которых нет родственных доноров. Они вынуждены годами лечиться на гемодиализе в ожидании органа от трупного донора. Причем ждут трансплантации даже очень молодые люди, которые могли бы ещё работать и приносить какой-то доход государству!

В общем, если с родственным донором повезло, то пациент может рассчитывать на то, что ожидать годами ему не придется, а вот если не повезло, перспективы мрачные. Давайте поговорим о тех счастливчиках, которые перенесли трансплантацию. Возникают ли после трансплантации проблемы с финансированием иммунодепрессантов (препаратов, которые пациенты должны принимать, чтобы избежать отторжения органа – прим. LIKAR.INFO)? По закону они положены Вашим пациентам за счет бюджета. Насколько в действительности они могут получить эти, мягко говоря, недешевые препараты за счет бюджета?

В связи с финансовым кризисом, стоимость иммунодепрессантов резко увеличилась. При этом объём выделяемых бюджетом средств остался на прежнем уровне. Соответственно, уменьшился и объем закупаемых медикаментов. Но еще ни один пациент не обращался к нам с жалобами на то, что ему не выделяют медикаментов.



Как Вы думаете, как можно обеспечить увеличение бюджетного финансирования для таких пациентов? Находятся же на него деньги в бюджете других государств?

Знаете, что делают в Европе? Они берут на трансплантацию иностранных больных, которые за операции платят большие суммы. Эти деньги обеспечивают регулярные поступления в бюджет. Если такой порядок наладить у нас, за эти деньги можно оперировать украинцев и обеспечивать их медикаментами! Я считаю, что нужно пойти по этому пути, но для этого нужно решить вопрос с трупным донорством! Чтобы у нас попросту было что пересаживать.

Учитывая, что стоимость трансплантации почки в Европе достигает 100 тысяч евро, а в Украине обходится в десятки тысяч гривен, это действительно могло бы быть решением. Скажите, а что дешевле для государства: содержание пациента после трансплантации почки или пожизненного проведения гемодиализа?

На Западе уже давно подсчитано, что трансплантация обходится государству дешевле, чем лечение больного, находящегося на гемодиализе. Если взять год, когда выполняется сама операция, то стоимость обеспечения пациента после трансплантации выйдет такой же или несколько дороже. Но в течение каждого следующего года стоимость лечения больного, перенесшего трансплантацию, становится всё меньше и меньше. Через несколько лет разница между стоимостью содержания больного после трансплантации и больного на диализе получается весьма значимая, и не в пользу диализа!

На Западе это уже давно поняли и сделали выводы. Кроме этого, есть ещё очень серьезный момент: у нас ведь не увеличивается объём помощи пациентам, которые нуждаются в заместительной терапии. Как я уже говорил, количество проводимых диализов особо не увеличивается! Не увеличивается количество диализных мест, не увеличивается объём закупаемого расходного материала для терапии. Поэтому сейчас на диализе находится всего около 4000 пациентов. И это, заметьте, зарегистрированных пациентов.



А сколько еще не имеет доступа к диализу? Статистика такова, что сейчас на диализе находится у нас 85 человек на один миллион населения. При том, что средняя потребность в диализной терапии составляетчеловек на один миллион, – колоссальная разница между фактическим и необходимым количеством мест. А между тем, все, кому диализ показан, но кто не попал на него своевременно, будут быстро умирать. Конечно, при таких показателях население Украины уменьшается очень быстро…

Давайте предположим, что общественности удастся донести до власть имущих необходимость изменений в законе. Если закон меняется и у нас появляется презумпция согласия в отношении трупной трансплантации – решает ли это все проблемы? Мы упоминали сегодня проблему менталитета нации – нужна ли тогда работа с людьми, чтобы люди понимали, что даже после смерти они имеют возможность спасти чью-то жизнь? Ведь в Европе и Америке это, можно сказать, у людей в крови заложено …

Потому что в Соединенных Штатах и в Западной Европе на это выделяются бюджетные средства, и средства различных благотворительных организаций. В принципе, отношение к трансплантации нужно формировать, начиная с детского садика. И везде об этом нужно говорить.

Не надо и в Западную Европу за опытом ходить – возьмём даже Турцию. Несколько раз во время моего пребывания там в газетах и по телевидению детально освещались трансплантации органов, проводимые в стране. Турецкие коллеги объяснили, что это – форма социальной рекламы и воспитания людей: так в сознании людей культивируется концепция добровольного донорства. Ты можешь быть донором, ты можешь спасти чью-то жизнь – что может быть благороднее! Нужно ли проводить такую работу и у нас?

Нужно, конечно. Разъяснительную работу можно проводить еще до наличия изменений в законе, при наличии презумпции несогласия. Ведь многие могут просто элементарно полениться написать заявление о том, что они согласны на забор органов у умершего родственника! Но даже когда закон будет принят – ведь при презумпции согласия людей тоже нужно воспитывать! К такому менталитету, как на Западе, нужно стремиться!



К сожалению, нам зачастую надо воспитывать не только рядовых граждан, но и представителей СМИ, которые любят усиленно муссировать темы о криминальной трансплантации, внося свой вклад в формирование нездорового отношения общественности к проблеме.

Да. Освещать факты якобы проводимой криминальной трансплантации, которые в действительности нигде и никогда не подтвердились. Мы неоднократно интересовались об этом у соответствующих контролирующих органов, которые занимаются этой проблемой. То якобы ребенка украли, а через неделю вернули без почки, то ещё что-нибудь. Начинаешь интересоваться у СБУ, МВД в отделе по торговле людьми – ничего подобного. Ни фактов криминальной трансплантации не установлено, ни заявлений потерпевших. Так что тут средства массовой информации тоже играют зачастую негативную роль.

Может быть, нам надо начать образование с самих средств массовой информации? Чтобы сами журналисты не раздували ничем не подтвердившиеся факты, а наоборот помогали бы повышать людскую осведомлённость о том, что такое трансплантация и готовили людей к осознанному донорству! Хочу сейчас, чтобы Вы прокомментировали еще один тезис, который недостаточно освещается в СМИ: многие рядовые читатели искренне считают, что люди после трансплантации – это глубокие инвалиды, которые всю жизнь прикованы к дому и к приему препаратов. Объясните, пожалуйста, для нашего читателя, какие перспективы у человека сегодня после трансплантации почки.

Официально эти люди действительно являются инвалидами. За счет этого они получают скидку на лекарства и хоть какие-то материальные блага от государства для облегчения своего существования. Однако подавляющее большинство этих пациентов работает, и если встретить их на улице – они ничем не отличаются от здорового человека! Но препараты они действительно должны принимать пожизненно.

Какая сейчас выживаемость после трансплантации почки, по Вашим данным?



Годичная выживаемость пациентов 98%, а годичная выживаемость трансплантатов 95%. Пятилетняя выживаемость – в среднем порядка 85%. Средняя продолжительность жизни пересаженной почки 10 – 15 лет (думаю, она будет увеличиваться, так как сегодняшние данные учитывают еще те года, когда была большая смертность).

Это прекрасные результаты, ничем не уступающие показателям Европы, и эти люди ведут полноценную жизнь! Они получают точно такое же медикаментозное обеспечение, как и европейские пациенты, и уровень операций ничем не отличается.

Единственное, чего у нас нет в достаточном количестве из оборудования – аппаратов, которые контролировали бы уровень принимаемых ими препаратов в крови, поэтому им приходится регулярно приезжать в центр трансплантации на сдачу анализов, зачастую не так часто, как это им показано.

Посмотрите на наши результаты, особенно по детям! Первой пациентке, Алине, было 2 годика, когда её оперировали. Недавно мы оперировали малыша в возрасте 1,5 годика, а последний ребенок, которого прооперировали уже в этом году – 1,2 годика.

Трансплантация у детей имеет ряд нюансов, в силу чего доступна не всем специалистам и не всем центрам. В той же России, кстати, есть только один специалист, который занимается трансплантацией почки маленьким детям, и который любезно поделился своим опытом с нами – Каабак Михаил Михайлович.



Но это совсем крошечные детки, весом всего около 7 килограмм! Значит, в Украине мы даже таких малышей можем оперировать?

Да, оперируем, а будет больше возможностей – будем помогать большему количеству детей!

Мы приходим к тому, что у нас назрело три основных проблемы. Первая – это внести изменения в Закон о трансплантации, прописав в нем презумпцию согласия. Вторая – повысить людскую осведомлённость и сформировать готовность к осознанному донорству. Третья – наладить работу лечебных учреждений, в которых должен осуществляться забор донорских органов.

И только тогда мы можем ожидать полноценного развития отечественной трансплантологии.

Статистика по количеству проведенных трансплантаций почки и сеансов почечно-заместительной терапии(гемодиализа) в Украине за гг.



Источник: http://www.likar.info/hirurg/articleintervyu-s-zaveduyushhim-otdeleniem-transplantatsii-pochki-natsionalnogo-instituta-hirurgii-i-transplantologii-imeni-ashalimova-praktikuyushhim-hirurgom-transplantologom-vladislavom-filippovichem-zakordontsem/

Отделения трансплантологии

Отделение трансплантации и хронического гемодиализа и эндокринной хирургии центра трансплантации и хронического гемодиализа КУ «ЗОКБ» ЗОС

г. Запорожье, Ореховское шоссе, 10

Заведующий отделением — к.м.н. доцент кафедры трансплантологии и эндокринной хирургии с курсом сердечно-сосудистой хирургии ЗМАПО — Русанов Игорь Владимирович

Отделение трансплантации почки Харьковского областного клинического центра урологии и нефрологии имени В.И.Шаповала

г. Харьков проспект Московский, 195



Заведующий отделением — к.м.н. доцент Поляков Николай Николаевич

Отделение хирургии и трансплантации Днепропетровской областной клинической больницы имени И.И.Мечникова

г. Днепропетровск, площадь Октябрьская, 14

Заведующий отделением — Пелех Виталий Анатольевич

Отделение трансплантации трансплантационного центра Донецкой областной больницы им. Калинина. Донецкое областное клиническое территориальное медицинское объединение (ДОКТМО)



г. Донецк ул. Ильича, 41

Анонс

  • Запорожский инвалидам не выдают жизненно важные препараты. У людей паника.

Люди с пересаженным органами уже на протяжении двух месяцев не получают жизненно необходимые препараты. Они на грани истерики , ведь такая » жадность » государства может привести к летальному исходу.

  • Запорожцы с донорской почками выживают за счет друзей . Власти им помогать не намерены.

Отстаивать свои права и добиваться положенных по закону препаратов людям приходится самостоятельно. « На передовую » выходят прооперированные горожане и их близкие

Источник: http://transplantat.com.ua/index.php?id=59&Itemid=66&lang=ru&option=com_content&view=article

Отделение трансплантации почки

Харьковского областного клинического центра урологии и нефрологии им. В. И. Шаповала



Трансплантация почки давно стала общепризнанным эффективным методом замещения утраченной функции почек у больных в терминальной стадии хронической почечной недостаточности. За последние 20 лет результаты трансплантации солидных органов значительно улучшились. Это связано с развитием иммуносупрессивной терапии, совершенствованием техники хирургических вмешательств и улучшением медицинской помощи в целом.

  • Проведение родственной трансплантации почки больным, которые страдают терминальной стадией хронической почечной недостаточности г. Харькова и Харьковской области, а также больным других регионов Украины и СНГ.
  • Предоставление специализированной медицинской и консультативной помощи больным, которые перенесли оперативное вмешательство, связанное с трансплантацией почки.
  • Формирование постоянного сосудистого доступа больным, получающим заместительную терапию методом программного гемодиализа.
  • Установка перитонеального катетера (катетер Тенкхоффа) при подготовке больных к заместительной терапии методом перитонеального диализа.
  • Выполняются реконструктивне операции на органах мочеполовой системы.
  • Выполняются симультантные операции при злокачественных новообразованиях мочевыделительных путей и желудочно-кишечного тракта.
  • Выполняются все виды хирургических вмешательств, как в ургентном, так и в плановом порядке пациентам, которые получают заместительную почечную терапию методом програмного гемодиализа, перитонеального диализа, а также пациентам, получающим иммуносупрессивную терапию после трансплантации почки.

Руководителем отделения является кандидат медицинских наук, доцент кафедры урологи и андрологии ХНМУ, главный внештатный специалист по трансплантологии Главного управления охраны здоровья Харьковской областной государственной администрации, врач высшей категории Бублик Виталий Васильевич.

Источник: http://uro-nefro-center.com.ua/otdelenie_transplantacii_pochki.php

Отделения трансплантологии

ТРАНСПЛАНТОЛОГИЯ (лат. transplantare пересаживать + греч. logos учение) — отрасль биологии и медицины, изучающая проблемы трансплантации, разрабатывающая методы консервирования органов и тканей, создания и применения искусственных органов.

Возможность замены пораженных патол. процессом или поврежденных тканей и органов здоровыми вызывала интерес людей в течение многих столетий. Упоминания о пересадке органов от животных человеку имеются в греческой мифологии. Легенды и народные предания рассказывают об успешных пересадках носа и даже конечности от одного человека другому. Напр., библейская «Золотая легенда» повествует о сыновьях сицилийского лекаря Космасе и Дамианусе, к-рые пересадили нижнюю конечность мавра белому аббату и были за это казнены. Существует предание, что китайский хирург Хуа-То во 2 в. н. э. пересаживал вместо пораженных внутренних органов здоровые. Известны попытки трансплантации тканей со случайным успехом во времена средневековья. В своем трактате «De curtorum chirurgia per insitionem», опубликованном в 1597 г., Тальякоцци (G. Tagliacozzi) описал методику пересадки лоскута ткани верхней конечности с целью восстановления формы носа, известную в наст, время как итальянский метод кожной пластики. Он также считал возможным использовать мышцы лица одного человека для реконструкции носа другого.



Основы научной Т. были заложены в начале 19 в. В 1804 г. Бароньо (G. Baronio) сообщил об успешной аутотрансплантации кожи у овец и о результатах многочисленных успешных экспериментов по пересадке кожи от одного животного другому того же или другого вида.

Однако попытки ряда исследователей воспроизвести его эксперименты по аллотрансплантации не увенчались успехом. Впервые об успешной клин, трансплантации кожи сообщил Бюнгер (Biinger, 1823), восстановивший часть носа у женщины с помощью пересадки свободного трансплантата. В диссертации Берта (P. Bert) «О трансплантации тканей животных» (1863) были приведены результаты многочисленных экспериментов по трансплантации, в т. ч. по пересадке кожи и других тканей от одного животного другому того же или другого вида. Значительный вклад в развитие Т. в этот период внесли Н. И. Пирогов, 10. К. Ши

мановский, К. К. Штраух, Ф. Ф. Фей-гин, В. М. Антоневич, К. М. Сапе-жко, П. И. Карпинский, П. Я. Пя-сецкий и др. В 1869 г. Ж. Реве-рден описал случаи успешного покрытия гранулирующих поверхностей небольшими кусочками эпидермиса, а в 1874 г. Тирш (К. Thiersch) изучил гистол. картину приживления трансплантата при его тесном контакте с ложем реципиента. В дальнейшем Тирш предложил закрывать незаживающие поверхности тела больного тонкими кусочками расщепленной кожи, что в дальнейшем получило широкое распространение в клин, практике (см. Кожная пластика). Приведенные данные свидетельствуют о том, что Т. долгое время развивалась гл. обр. в рамках пластической хирургии, применявшей преимущественно несвободную пластику, т. е. перемещение связанных с организмом тканей.

Следующий период развития Т. обусловлен прогрессом хирургии (см.), открытием наркоза (см.), внедрением в клин, практику асептики (см.) и антисептики (см.), разработкой техники сосудистого шва (см.). Впервые пересадка почечного аллотрансплантата с анастомозированием почечных сосудов с магистральными кровеносными сосудами шеи в эксперименте на собаке была проведена в 1902 г. Улльманном (E. CUmann), а вскоре после него А. Каррелем. В последующих опытах А. Карреля, осуществившего большое количество подобных операций, аутотрансплантат у собаки хорошо функционировал в течение двух лет, а аллотрансплантат сохранил жизнь кошке в течение 36 дней после двусторонней нефрэктомии. Важную роль в изучении возможности трансплантации органов и тканей сыграли развитие иммунологии (см.), открытие трансплантационного иммунитета (см. Иммунитет трансплантационный), исследования жизнеспособности различных тканей, проведенные П. И. Бахметьевым (1899—1912), Ф. А. Андреевым (1913), Н. П. Крав-ковым (1924). Существенное значение в развитии Т. имели работы А. А. Кулябко (1902) по восстановлению деятельности изолированного сердца, взятого от трупа человека, труды В. Н. Шамова (1928) и

216 ТРАНСПОЗИЦИЯ ОРГАНОВ

С. С. Юдина (1930), впервые в мире доказавших возможность переливания фибринолизной трупной крови (по существу трансплантации трупной ткани), а также успешные пересадки роговицы трупа В. П. Филатовым (1931), трупного хряща H. М. Михелъсоном (1935), эксперименты по пересадке различных жизненно важных органов, проведенные Н. П. Синицыным (1945) и В. П. Де-миховым (1947). В 1933 г. Ю. Ю. Вороной впервые в мире осуществил пересадку трупной почки человеку с целью искусственного гемодиализа при ртутном отравлении и острой почечной недостаточности. Первую в СССР успешную трансплантацию почки в клин, условиях произвел в

1965 г. Б. В. Петровский. В наст, время осуществлены также трансплантация сердца, легких, печени, поджелудочной железы и нек-рых других органов (см. Пересадка легкого, Пересадка печени, Пересадка почки, Пересадка сердца).

Современная Т. включает клинический и экспериментальный разделы, разрабатывает методы консервирования органов и тканей (см.), а также создания и применения искусственных органов (см.). В наст, время важное значение приобрели установление достоверных критериев, позволяющих определять степень жизнеспособности трансплантата (см.), профилактика и подавление реакции биол. несовместимости тканей (см. Несовместимости иммунологическая, Иммунотерапия), лечение иммунодепрессивных состояний (см.).

Особое место в Т. занимает целый ряд общемедицинских, правовых, моральных и этических проблем, острота к-рых возрастает по мере внедрения в практику трансплантации жизненно важных органов. Наибольшее значение приобрела так наз. проблема донора, к-рым при трансплантации особенно непарных жизненно важных органов (сердце, печень, поджелудочная железа и др.) является труп человека. Успехи совр. реаниматологии (см.) вносят коррективы в оценку критериев биологической смерти человека, к-рые включают не только угасание деятельности сердца и прекращение дыхания, но и гибель головного мозга (см. Смерть; Смерть в судебно-медицинском отношении). Научное установление критериев биологической смерти является кардинальным вопросом современной Т. В ряде стран в, качестве основного критерия, позволяющего использовать для трансплантации органы и ткани человека, является состояние так наз. мозговой смерти — необратимого прекращения деятельности головного мозга на фоне поддерживаемого с помощью искусственной вентиляции легких дыхания и сохраненной сердечной деятельности (см. Смерть мозга). В других странах этот вопрос остается дискуссионным. В СССР решение этого вопроса диктуется подлинно гуманной идеологией социалистического общества, утверждающей обязанность врача исчерпывающе использовать в борьбе за жизнь человека все имеющиеся средства, и основывается на специальном Постановлении Совета Народных Комиссаров СССР «О порядке проведения медицинских операций» (1937). В развитие этого постановления Наркомздрав СССР, а затем М3 СССР утвердили ряд инструктивных положений, регламентирующих изъятие тканей и органов от трупа для трансплантации. Во «Временной инструкции для определения биологической смерти и условий, допускающих изъятие почки для трансплантации», утвержденной М3 СССР в 1977 г., подчеркивается, что изъятие почки от донора возможно только при бесспорном установлении биологической смерти после констатации ее признаков (если реанимационные мероприятия были начаты после наступления клинической смерти, но несмотря на проведение всего их комплекса оказались безрезультатными) или после остановки сердца (при условии установления признаков биологической смерти, наступившей на фоне применения полного комплекса реанимационных мероприятий).

Факт биологической смерти донора устанавливает врачебная комиссия (заведующий реанимационным отделением, невропатолог, врач, проводивший реанимационные мероприятия, и суд.-мед. эксперт) с оформлением специального акта. Решение об изъятии почки от трупа с целью ее трансплантации принимают заведующий реанимационным отделением и суд.-мед. эксперт, участвовавшие в установлении факта биологической смерти. Изъятие почки от донора также оформляют специальным актом и вносят соответствующую запись в истории болезни умершего и в акт суд.-мед. вскрытия трупа. Изъятию органов и тканей от трупа могут препятствовать подозрение или обнаружение у донора признаков инф. болезни или воспалительного процесса, опухоли, отравления (кроме алкогольного), а также, если изъятие трансплантата может привести к обезображиванию видимых частей тела или создать препятствие для полноценного суд.-мед. исследования.

Важной мерой в совершенствовании правовых аспектов трансплантации органов в нашей стране явилась организация в 1973 г. Всесоюзного центра консервации и тинирова-ния органов, входящего в состав НИИ трансплантологии и искусственных органов М3 СССР — головного научного учреждения по проблемам Т. Создание этого центра позволило централизовать систему заготовки, типировання и распределения трансплантируемых органов, основанную на строгом соблюдении правовых, морально-этических и социальных норм. Он входит в состав международного европейского центра ряда социалистических стран «Интертрансплант», организованного в 1980 г. Подобными трансплантационными центрами в Европе являются «Евротрансплант» и «Скан-динавтрансплант».

Исследования по проблемам Т. в СССР ведут ок. 100 научно-исследовательских учреждений. При Президиуме АМН СССР функционирует Научный совет по трансплантологии и искусственным органам. В составе Всесоюзного научного об-ва хирургов создана секция трансплантологии. Периодически проводятся Всесоюзные конференции, посвященные проблемам пересадки органов и тканей. Международное об-во по трансплантологии организовано в

1966 г. С этого же времени проводятся международные трансплантоло-гические конгрессы. Вопросы Т. освещают журналы «Transplantation» и «Transplantation Reviews», а также другие периодические издания.

См. также Трансплантат, Трансплантация.

Библиогр.: Горелик И. И. Право

вые аспекты пересадки органов и тканей, Минск, 1971; Давность происхождения процессов и объектов судебно-медицинской экспертизы и вопросы переживаемости тканей и органов, под ред. В. М. Смолья-нинова и Ю. JI. Мельникова, с. 39, М., 1973; Мельников Ю. Л. и Шаров В. В. Судебно-медицинские проблемы трансплантации трупной почки, Урол. и нефрол., № 6, с. 34, 1968; М и р-с к и й М. Б. Достижения советской трансплантологии, М., 1979, библиогр.;

Мур Ф, Д. История пересадок органов, пер. с англ., М., 1973; Пересадка

органов и тканей у человека, под ред., Ф. Рапапорта и Ж. Доссе, пер. с англ., М., 1973; Петровский Б. В. Избранные лекции по клинической хирургии, М., 1968; Петровский Б. В. и др., Пересадка почки, М.— Варшава, 1969; Прозоровский В. И. и др. Актуальные вопросы трансплантации и медико-правовые аспекты ее регулирования, Суд.-мед. экспертиза, т. 22, № 3, с. 7, 1979; Шумаков В. И. и др., Синдром отторжения при трансплантации почки, М., 1982; Fox R. С. a. S w а-z е у J. P. The courage to fail, a social view of organ transplants and dialysis, Chicago, 1978; Simmons R. G. a. Cro-s n i e r J. Ethical and social considerations in transplantation, Transplant. Proc., v. 13, p. 1281, 1981.

Источник: http://xn--90aw5c.xn--c1avg/index.php/%D0%A2%D0%A0%D0%90%D0%9D%D0%A1%D0%9F%D0%9B%D0%90%D0%9D%D0%A2%D0%9E%D0%9B%D0%9E%D0%93%D0%98%D0%AF

Трансплантология

По законодательству Турецкой Республики продажа и покупка органов преследуется законом.

Трансплантация (пересадка) органов – это безальтернативный метод лечения заболеваний таких органов как печень, почка, поджелудочная железа, сердце, легкие, роговици кости и др. на стадии, когда развивается и прогрессирует их недостаточность. Общепризнанно, что успешная трансплантация является средством спасения жизни и лучшим образом восстанавливает качество жизни пациентов, обеспечивая их полную медицинскую и социальную реабилитацию. При трансплантации производят аллотрансплантацию, как родственных почек так и аллотрансплантацию трупных почек взрослым и детям.

Центр трансплантации клиники İnternational отличает высокий уровень врачей и медсестр. В структуру трансплантационного центра входят: хирургическое отделение, анестезиологическая служба с блоком интенсивной терапии, отделение гемодиализа, иммунологическая и биохимическая лаборатории.

Трансплантация почки

Болезни, которые могут привести к необходимости трансплантации почки

Диабет: При сахарном диабете нефропатия развивается вследствие повреждения почечных сосудов. Чем больше продолжительность сахарного диабета, тем выше вероятность развития нефропатии. Диабетическая нефропатия в настоящее время является ведущей причиной приводящей к почечной недостаточности. Основная задача врача и пациента заключается в своевременной диагностике диабетической нефропатии и проведении адекватной терапии этого осложнения.

Гипертония: Артериальной гипертония обусловлена первичными заболеваниями почечных артерий. При нарушении функции почек, вызванной артериальной гипертонией, отмечается повышение в крови уровня креатинина и азота мочевины, а также повышение уровня белка в моче. В крови же отмечается некоторое снижение уровня общего белка. Профилактика заключается в адекватном контроле гипертонии и, соблюдении соответствующей диеты и приеме лекарств.

Мочекаменная болезнь (уролитиаз) характеризуется образованием камней в почках и других органах мочевой системы. Развитию уролитиаза способствуют жаркий климат, жесткая вода с большим содержанием солей, особенности питания (однообразная, острая, кислая пища). Травмы и заболевания костей, хронические заболевания желудка и кишечника, обезвоживание организма, болезни почек и органов мочеполовой системы также могут быть причиной возникновения мочекаменной болезни.

Инфекции мочевыводящих путей: Наиболее распространенной болезнью почек является инфекции мочевыводящих путей. Попавшая в уретру инфекция, попадает по каналам мочевыводящей системы в мочевой пузырь где происходит активное размножение бактерий или грибков в его просвете с вовлечением в воспалительный процесс слизистой и стенки мочевого пузыря. Такое состояние носит название цистита. Если своевременно не предотвратить дальнейшее распространение инфекционного процесса, то он по мочеточнику может попасть в лоханочную систему почек и вызвать ее воспаление.

Поликистоз почек: встречается достаточно часто, имеет наследственную природу и является тяжелым заболеванием. Поликистоз почек двухстороннее заболевание. При этом нормальная ткань почки замещается множественными кистами различного размера. Кисты возникают, если нарушается образование почечных канальцев. Некоторые из них заканчиваются слепо, заполняются мочой расширяются, образую пузыри – кисты. Такие нарушения могут привести к почечной недостаточности, ускоряя необходимость диализа и трансплантации.

Наследственная средиземноморская лихорадка: Широко распространенная в среднеземноморском регионе. Проявляется короткими эпизодами лихорадки, возникающими через разные промежутки времени. Приступы выражаются в периодическими болями в животе, грудной клетке, суставах или даже коже. Важными диагностическими критериями являются отсутствие другой болезни, способной реально объяснить симптомы, и семейное накопление патологии. Примерно у 40% больных страдают почки.

Льготы на трансплантацию почки.

Высокие технологии и высокое качество услуг.

Acıbadem İnternational оснащен современными технологиями, палаты интенсивной терапии организованны с учетом конфедициальности пациентов. Широкопрофильная клиника İnternational и опытные специалисты клиники готовы оказать помощь пациентам с использованием новейших методик c высокоразвитой технической базой.

В 2010 году Группой Acıbadem в клинике Стамбул Acıbadem İnternational был открыт центр по тансплантации органов. Центр по трансплантации почки является моделью взаимодействия инновационного оборудования, современных компьютерных технологий, отделения интенсивной терапии и высокопрофессионального медицинского персонала, который провел более 2000 пересадок почек, 250 персадок печени и 60 трансплантаций поджелудочной железы. Политика Acıbadem İnternational это -закон определяющий условия и порядок трансплантации органов, опираясь на современные достижения науки и медицинской практики, а также учитывая рекомендации Всемирной Организации Здравоохранения.

Трансплантация (пересадка) органов является средством спасения жизни и восстановления здоровья граждан и должна осуществляться на основе соблюдения законодательства Турецкой Республики и прав человека в соответствии с гуманными принципами, провозглашенными международным сообществом. Центр по трансплантации органов, также придерживается принципов соблюдения правил, принятых участниками Стамбульского Саммита. Предоставление медицинской помощи для живых доноров органов перед, во время и после операции, как предписывается решениями международных форумов, организованных TTS в Амстердаме и Ванкувере -является не менее важным, чем лечение реципиентов. Благоприятный исход у реципиента не может оправдать вред, который может быть нанесен живому донору, и трансплантация с использованием прижизненного донорства может расценивается, как успешная, только если и реципиент, и донор, в равной мере здоровы после выполненных операций.

Инфраструктуры на основе международных стандартов

В структуру трансплантационного центра входят: хирургическое отделение, анестезиологическая служба с блоком интенсивной терапии, отделение гемодиализа, иммунологическая и биохимическая лаборатории, которая соответствует международным стандартам.

Опытные и высококвалифицированные специалисты проводят операции одновременно у донора и реципиента. У донора производят уретеронефрэктомию лапароскопическим методом (закрытым способом) и почку сразу же транспортируют реципиенту. Такой операционный подход избавляет от открытой раны и обеспечивает скорейшее заживление, благодоря чему донор выписывается в течении 24 часов. Рецепиент же выписываеися через 1 неделю после трансплантации.

Профессиональная команда врачей и медперсонала.

Преимущество лапароскопического метода

Лапроскопическую хирургию называют “щадящей”, “малотравматичной”, “бескровной”, “хирургией XXI века”. Этот метод используются в центрах с высоко опытными и квалифицированными специалистами. Преимущество лапроскопического метода заключается в том, что операция делается через проколы с размером в 5 см, хирург производит операцию, глядя на монитор, не соприкасаясь непосредственно с брюшной полостью. Нет разреза, а значит и нет опасности инфицирования, образования грыж, нет болевого синдрома, нет огромного шва, приносящего если не физические, то как минимум моральные страдания. При проведении лапроскопической операции донор выписывается на третий день после проведения операции.

Трансплантация печени

ACIBADEM ЦЕНТР ТРАНСПЛАНТАЦИИ ПЕЧЕНИ

В первую очередь это наличие квалифицированных трансплантологической и реанимационно-анестезиологической бригад, современного диагностического оборудования и развитой системы клинико-лабораторной службы.

Единственный регенирирующий орган

Печень считается самым сложным и метаболически активным органом человеческого организма. Печень имеет свойство регенерировать, и способна восстановиться даже тогда, когда утрачено до 70% от общей массы.

В каких случаях необходима трансплантация печени?

Одна из наиболее сложных и ответственных операций в трансплантологии – пересадка печени. Показаниями к ней служат не излечимые обычным путём заболевания, такие, как врождённое недоразвитие желчных путей, рак печени и желчных протоков, запущенные формы цирроза печени, алкогольный гепатит и жировой гепатоз, гепатиты, продолжительные спастические холангиты и камни в желёчных путях, некоторые метаболические заболевания и некоторые врождённые ферментопатии при хроническом течении в течении длительного времени больной может себя чувствовать нормально. Однако при появлении симптомов могут возникать печеночная недостаточность, зуд, асцит и скопление жидкости в лёгких, тяжёлая желтуха, кроветечение и анемия.

Острая печеночная недостаточность. Показание к трансплантации печени.

Острая печеночная недостаточность – это стремительно прогрессирующее заболевание, при котором в течение нескольких дней печень полностью перестает работать. Как правило, пациенты из полного здорового человека превращаются в больных с тошнотой, рвотой и иногда лихорадкой. В течение нескольких часов и дней развиваются печеночная кома и печеночная недостаточность. Так называемые методы заместительной терапии печени или печеночный диализ могут стабилизировать пациентов в большинстве случае только на несколько часов. В таких случаях необходима экстренная трансплантация печени для спасения жизни пациента.

Под трансплантацией печени подразумевается размещение донорского органа в позицию удаленной печени больного. По трудоемкости, технической сложности, а также травматичности оперативное лечение печени справедливо считается наиболее сложным хирургическим вмешательством на органах брюшной полости и требует специальных условий.

Наиболее распространённой моделью трансплантации печени является ортотопический метод, так как он создаёт для трансплантата нормальные анатомические условия, обеспечивает возможность восстановления оттока желчи в кишечник.

В Центре Трансплантации Органов Клиники Аджибадем Бурса проводятся операции по трансплантации печени путём пересадки от донора рецепиенту.Во время операции применяется метод ортотопической трансплантации, которого во всём мире называют золотым стандартом.

При использовании ортотопической трансплантации печени производят резекциею ретропеченочного отдела нижней полой вены реципиента, требующий использования временного вено-венозного шунтирования, и метод с сохранением нижней полой вены реципиента. Для успешной реализации данной операции необходимы высококвалифицированная команда специалистов и высокотехнологическое оборудование. При трансплантации печени реципиенту всегда удаляют всю печень, за исключением небольшого количества заболеваний обмена веществ. Иностранный пациент может получить донорский орган (долю печени от живого донора) только от члена семьи. Донор должен иметь совместимость по группе крови и тканевую совместимость с реципиентом. После операции трансплантации печень восстаенавливается в течение нескольких месяцев до исходных размеров (регенерируется). Донор выписывается на 6-7 день после завершения операции. А реципиент выписывается черездней после окончания операции.

Источник: http://bolinet.com.ua/transplantologija.htm